Скачать книги бесплатно
» » Капоте Трумен - Другие голоса, другие комнаты

Капоте Трумен - Другие голоса, другие комнаты

Google+
История сосредоточена на одиноком и робком 13-летнем мальчике Джоуле Харрисон Ноксе, пережившем недавно смерть матери. Джоул переезжает из Нового Орлеана к отцу, который бросил семью сразу после рождения сына. Прибыв в Скаллиз-Лендинг, Джоул обнаружил огромный, пришедший в упадок особняк посреди огромной плантации в сельской части штата Алабама. Встретила его мачеха Эйми, ее двоюродный брат мистер Рандольф и неуёмная девочка-сорванец Айдабела, которая вскоре становится его другом. Но никто не отвечает на расспросы Джоула, где его отец. Когда же ему было позволено его видеть, Джоул был ошеломлен, найдя его парализованным и почти умершим, способным лишь выговаривать некоторые слова и двигать одной рукой. В него по ошибке из револьвера выстрелил Рандольф. Джоул и Айдабела сбежали из дома, полного стариков, но, подхватив воспаление легких, вернулись обратно.
  • Скачать
  • Рецензии
  • Отрывок
Скачать книгу в форматах: ePub txt fb2 rtf pdf
Роман, который поразил с первых страниц - рельефностью происходящего, дикой красотой языка (это не язык, это - музыка!), и некой обреченностью, скользящей уже в начале, заключающейся в атмосфере заброшенного дома на окраине маленького городка, где мелькнет судьба Джоула, мелькнет - и погаснет.
Давно уже не встречал настолько красивого романа, который бы увлекал в сеть нюансов, в перелив красок. Когда читаешь его, хочется впитаться в страницы и - жить в буквах. Удивительно тонкий роман, где все - в полутонах, на подтекстах. Чтобы его прочувствовать, нужно обладать очень тонким восприятием мира. Иначе - никак. А может, эта книга одна из тех, что не позволяют душе человеческой зачерстветь? Глоток свежего возбуха под палящим солнцем мира. Книга, которая изранит читателя своей красотой, поэма в прозе, симфония в прозе, бесконечная музыка под небом Алабамы. Этот роман пропитан летом. Он сочится солнечным светом, эфемерностью бытия, когда существовать - счастье... но к счастью всегда подмешивается смутный запах горечи. "Другие голоса..." лучше всего читать летом. В поле. У берега реки. У опушки леса. И растворяться в бытии. Хочется сравнить его с "Вином из одуванчиков", но не буду, для меня "Другие голоса..." лучше и дороже....
Давно не встречал произведения, которое бы настолько приковывало к себе, рождило в душе сотни эмоций и заворажило - красотой? горечью? тоской о потерянном детстве?
"Другие голоса, другие комнаты" - история тринадцатилетнего Джоула, история взросления, прощания с детством и столкновения с жизнью, где ожидают иные дома и иные лица, где жизнь будет наполнена чуждыми голосами.
В книге очень много символов и подтекстовых деталей, которые нужно впитать в себя. В противном случае - книгу не понять.
Роман - как выхваченный кусок из жизни, которую полностью не узнать. Кем станет Джоул? Как сложится жизнь его? Наполнится ли иными голосами и комнатами, растворится ли в них? Поймает ли он нить счастья, или - сольется с многоголосным хором несчастных, пропитывающих собой роман?
Эта книга больше, чем история Джоула, - она об одиночестве, бесконечном и неизбывном, всех и каждого по отдельности, история сломанных жизней и несбывшихся надежд. Джоул только держит в руках камеру, в объективе которой - одиночество, горечь, несбывшаяся жизнь.
Зу, милая Зу, я нащупываю тебя во мраке других комнат, хватаю за руку и вывожу на свет, тебя - мечтавшей о снеге, о безднах снега, которые омоют твою жизнь. Боже, а ведь ее снег - все та же чеховская Москва, вечная, тревожащая нас!. Ты никогда не увидишь снега, Зу, - только та ночь. Подонки. И Большая Медведица в небесах. Снега нет, есть вечно палящее солнце...
Рандольф, дорогой, проклятый и родившийся мертвым Рандольф. Мечты о простой и чистой жизни расплылись, оказались запертыми в вычурную до духоты комнату сгорающего от тоски эстета. И - только фотография на столе, что бережет тайну. И письма потерянному Пепе Альваресу, последняя надежда - найти его в пыльных перекрестках планеты. И Джоул... станет ли он единственной опорой в этом покосившемся мире, в этой несбывшейся жизни?
Эйми, и ты тут, ворчливая, недовольная Эйми, классическая мачеха, постоянно пребывающая на грани нервного срыва... или - одинокая женщина, пригвожденная к постели парализованного любимого, не вынесшая жизни, слишком жестокой, оставшейся пошленьким мотивом старой пианолы.
Мистер Сансом, прикованный к постели, получивший пулю в грудь от своего друга. Только глаза остались от него, никаких голосов... Глаза, которых никогда не позабудет Джоул, глаза, в тайну которых нам не проникнуть.
Столетний Джизус с его жизненной трагедией и гнездо ласточки, упавшее в камин, карлица Глициния, запертая в мечты найти маленького мужчину, сорванец Айдабелла, первая любовь Джоула, не спасшая от пули отца любимую собаку... и дом, накрытый стеклянным колпаком... дом с тайнами, слишком горькими, чтобы их можно было рассказывать... дом с призраком Дамы в окне... с разрастающимся под палящим солнцем юга садом... И одиночество - одиночество без границ...
Нынче путешественник должен добираться до Нун-сити как сумеет: ни поезда, ни автобусы в ту сторону не идут, только грузовик скипидарной компании «Чуберри» шесть раз в неделю приезжает в соседний городок Парадайс-Чепел за почтой и припасами, и, если вам надо в Нун-сити, шофер Сэм Редклиф может вас подбросить. Поездка тряская, на что ни сядь; ухабистые дороги живо разболтают даже новенькую машину, и приезжие остаются недовольны. Да и края тут унылые; в болотистых низинах цветут тигровые лилии с голову величиной, зеленые бревна светятся в илистой воде, как тела утопленников, едешь иной раз, и ничто не шелохнется окрест, кроме дымного столбика над печальной фермой да узкоглазой птицы, кругами парящей над глухим сосновым лесом.

Из глубинки в Нун-сити ведут две дороги: одна с севера, другая с юга; эта вторая чуть получше первой, хотя разница невелика: километр за километром тянутся обе сквозь болота, леса и поля, и ни души нигде, только изредка встанет у дороги щит с рекламой пятицентовых сигар «Ред дот», ситро «Доктор Пеппер» и «Нэхи», микстуры Гроува и одеколона. Как дальний гром громыхают под проезжим колесом деревянные мосты над гнилыми речушками с именами сгинувших индейских племен, стада свиней и коров бродят по дорогам где попало, да иногда фермерская семья разогнется над бороздой, чтобы помахать быстрой машине, и грустным взглядом будет провожать ее, покуда она не скроется в рыжей пыли.

Однажды знойным днем в Парадайс-Чепеле, когда шофер скипидарной компании Сэм Редклиф, рослый и лысоватый человек с грубым мужественным лицом, жадно пил пиво в кафе «Утренняя звезда», к нему, обняв за плечи незнакомого мальчишку, подошел хозяин кафе.

— Здорово, Сэм, — сказал хозяин, которого звали Сидни Кац. — Тут, видишь, парнишка хотел бы доехать с тобой до Нун-сити. Со вчерашнего дня не может отсюда выбраться. Не подвезешь, а?

Редклиф поглядел на мальчика поверх стакана, и мальчик ему не очень понравился. У шофера были свои представления о том, как должен выглядеть настоящий мальчишка, а этот в них как-то не укладывался. Уж больно он был хорошенький, хрупкий и белокожий, уж больно правильны были черты его нервного лица, а глаза, большие и карие, смотрели по-девичьи нежно. В коротких каштановых волосах выделялись чисто золотые пряди. Усталое, умоляющее выражение застыло на его худом лице, и плечи сутулились не по-детски. На нем были мятые белые льняные штаны, синяя рубашка с расстегнутым воротом и сильно поношенные коричневые туфли.
Рекомендуем
Популярные книги
Сергей Митрохин - Планета Россия

Сергей Митрохин - Планета Россия

До недавних пор мы, люди, наивно полагали, что являемся венцом мироздания, что именно мы те ...
Александр Гордиенко - Год Мужчины. Эффект женщины

Александр Гордиенко - Год Мужчины. Эффект женщины

Как некоторые из нас могли заметить, жизнь есть штука совершенно непредсказуемая. В ней сплошь и ...
Алексей Абрамов - Шары. Невыдуманный рассказ

Алексей Абрамов - Шары. Невыдуманный рассказ

Уютный рассказ о простоте возникновения отношений в микроавтобусе, везущем группу людей в центр ...
Лекс Ключарев - Царство снов

Лекс Ключарев - Царство снов

Для девушки Уральского государственного университета им. А. М. Горького, казалось бы, не существует ...
Николай Свечин - Лучи смерти

Николай Свечин - Лучи смерти

Министр внутренних дел Плеве поручил Лыкову дознание обстоятельств смерти ученого Михаила ...
Опрос

    Сколько книг вы прочитали за свою жизнь?

    Более 50
    Около 20
    Меньше 10
    Вообще не читал

Профиль
Яндекс.Метрика