Скачать книги бесплатно
» » Джанет Фитч - Белый олеандр

Джанет Фитч - Белый олеандр

Google+
Роман американской писательницы Джанет Фитч - Белый олеандр, сразу ставший бестселлером на ее родине, был положен в основу сценария одноименного фильма.
Это книга о всепоглощающей ненависти и о побеждающей ее любви, о неразрывных узах, которые предопределяют помимо нашей воли нашу жизнь, о жестокой войне за духовную независимость, которую героиня объявляет собственной матери...
  • Скачать
  • Рецензии
  • Отрывок
Скачать книгу в форматах: ePub txt fb2 rtf pdf
Олеандр – крупный вечнозеленый кустарник. Все части растения ядовиты. Сок олеандра, употреблённый внутрь, вызывает сильные колики у людей и животных, рвоту и диарею. Воздействует он и на нервную систему (вплоть до комы). Содержащиеся в нём сердечные гликозиды могут вызвать остановку сердца. В связи с ядовитостью растения его не рекомендуется размещать в детских учреждениях. (Википедия)

Исходя из вышесказанного, лучшего названия для книги и быть не могло. Она вообще точна, как скальпель хирурга. Рассказывая о поэтессе, она сама предельно поэтична. Горькая поэзия висельника, отдающаяся звоном в голове, завораживающая, как танец кобры, обжигающая, как раскаленный ветер.

Ингрид – белый олеандр и её дочери Астрид рано придется учиться выживать. Выживать рядом с ней. Выживать без неё. Ингрид говорила: «Твой дом – это я». Дом – возможно, крепость – нет. У этого дома и крыши-то нет, стены в шипах, по пустым комнатам гуляет ледяной сквозняк. Есть в нем и подвал с амбарным замком. Не входи – убьет. Со временем в нем можно попытаться сделать ремонт и перестановку, но фундамент останется тот же. Ингрид боец и птица свободного полета, и ребенок, как выяснилось, в её систему ценностей, не вписывается. Правда, можно попробовать её туда впихнуть, при этом изломав и разрушив. С точки зрения морали она жестока и эгоистична, её гордыня выше любви к дочери. Но она завораживает. Иметь такую мать – катастрофа, любить такую мать – персональный апокалипсис.

Астрид, как молодой вьюнок, ищет опору: в людях, в боге, в вещах. Она пройдет через приют и пять приемных семей, обзаводясь шрамами внутри и снаружи. Побывав в шкуре розы, крапивы, фиалки, просто сорняка, она должна или найти себя, пробиться сильным и прекрасным ростком на куче мусора, или погибнуть под ним. Такой вот гербарий.

Редкая по своей депрессивности книга. И вот заворожив уже своим, казалось бы, беспросветным мраком, она вдруг дает мощный разряд прямо в сердце. Нет, это не безнадежная чернуха, не грязь ради грязи. Это история, которую трудно читать, она прекрасна и безумна. Книга-потрясение. Сотрясение не только мозга, а всего твоего нутра.
– Не обнадеживай его, – прошипела она.
Когда Барри появился на вечеринке в честь юбилейного выпуска «Синема сцен», мне пришлось согласиться, что он ходит за ней специально. Это было во внутреннем дворике старого отеля на Сан сет Стрип. Дневная жара понемногу шла на спад. Женщины были в открытых платьях, моя мать в белом шелке напоминала мотылька. Пробравшись сквозь толпу к столику с закусками, я быстро загрузила сумочку снедью, которая могла продержаться несколько часов без холодильника – крабьими клешнями, спаржей, печенью в беконе, – и тут увидела Барри, накладывавшего в тарелку креветки. Он тоже заметил меня, и взгляд его моментально пробежал по толпе в поисках матери. Мать шла сзади, качая в руке бокал белого вина, и болтала с Майлзом, фотографом, долговязым англичанином, у которого был колючий подбородок и желтые от никотина пальцы. Барри она еще не видела. Он начал пробираться к ней, я держалась за ним.
– Ингрид, – воскликнул Барри, протискиваясь сквозь нарядную толпу. – Я вас искал, – и улыбнулся.
Глаза ее резко и жестко прошлись по его горчичному галстуку, съехавшему набок, по коричневой рубашке, натянутой на животе, по неровным зубам, по креветке в пухлом кулаке. Я уже слышала дыхание ледяных ветров Швеции, но он, кажется, не ощущал никакого холода.
– Я о вас часто думаю, – сказал он, подойдя еще ближе.
– Лучше бы вы этого не делали.
– Вы измените свое мнение обо мне.
Он прижал палец к носу, подмигнул мне и, подойдя к другой группке гостей, обнял хорошенькую девушку, поцеловал ее в шею. Мать отвернулась. Этот поцелуй шел вразрез со всем, во что она верила. Такого в ее вселенной просто не могло быть.
– Вы знаете Барри? – спросил Майлз.
– Кого?
Той ночью она не могла заснуть. Мы спустились в бассейн и плавали медленными монотонными кругами под придуманными созвездиями – под Крабовой Клешней, под Гигантской Креветкой.
Мать склонилась над своим монтажным столом, вырезая без линейки какой то знак длинными изящными полосами.
Рекомендуем
Популярные книги
Александр Елизарэ - Наемник – мера забвения. Книга 1

Александр Елизарэ - Наемник – мера забвения. Книга 1

Первая книга остросюжетной военной драмы. В ночной пакистанской пустыне, в чертовом брюхе старого ...
Мария Метлицкая - В тихом городке у моря

Мария Метлицкая - В тихом городке у моря

Иван Громов всегда мечтал жить у теплого моря. Ему казалось, что под жарким солнцем его сердце, ...
Михаил Тихонов - Бег

Михаил Тихонов - Бег

Снова дождь, бесконечный льющий поток воды с серого, никогда не показывающего солнца неба. Сколько ...
Эли Фрей - Везувиан

Эли Фрей - Везувиан

Он – человек с феноменальными способностями, которому подвластно то, что неподвластно другим. Она – ...
Иван Басловяк - Морпех. Русский Уругвай

Иван Басловяк - Морпех. Русский Уругвай

Невольный «попаданец» в 16-й век, бывший морпех Илья Стрельцов вполне освоился в теле боярина Ильи ...
Опрос

    Сколько книг вы прочитали за свою жизнь?

    Более 50
    Около 20
    Меньше 10
    Вообще не читал

Профиль
Яндекс.Метрика